Этапы творческого пути Владислава Петровича Крапивина - Статьи - Проекты - Золотые Врата Урала (ЗоВУ)

Статьи

- Проекты
Страница проекта - Кладовая звезд Урала
Страниц: 1

 

Владислав Петрович Крапивин

Публикация к 20-летию данной работы по творчеству В.Крапивина:

(Фрагменты дипломной работы выпускника филол. ф-та УрГУ Алексея Нянина "ХАРАКТЕР ПОДРОСТКА В ТРИЛОГИИ ВЛАДИСЛАВА КРАПИВИНА "МАЛЬЧИК СО ШПАГОЙ". (Традиции. Новаторство. Авторская позиция.). - Свердловск. Уральский Государственный Университет им.Горького. 1989г.)

 

СОДЕРЖАНИЕ

Введение .... 3

Глава 1. В.Крапивин и традиции детской литературы

§1. Критика о традициях в творчестве В.Крапивина…. 12

§2. Гайдаровские традиции в трилогии ..... 15

§3. Макаренковские традиции .... 23

§4. В.Крапивин и современная детская литература ....27

Глава 2. Характер подростка в трилогии В.Крапивина

§1. Конфликт подростка со средой ..... 30

§2. Выбор центрального героя ..... 39

§3. Внутренний мир подростка ..... 41

§4. Жизненная позиция подростка ...... 47

Глава 3. Формы выражения авторской позиции в трилогии

§1. Особенности поэтического видения писателя ...... 54

§2. Гриновские мотивы и романтика ..... 55

§3. Романтический реализм Вл. Крапивина ....... 60

§4. Средства изображения характеров .... 63

§5. Авторская позиция в повестях ...... 63

Заключение

Использованная литература ...... 77

 

 

ВВЕДЕНИЕ

В связи с переменами в обществе всерьёз поднимается вопрос и о детской литературе. Разговор на эту тему ведётся на страницах газет и журналов последних лет. Совсем недавно в "Литературной газете" начат разговор на тему: "Большие забо ты литературы для маленьких" (Лит.газ. 1988. №36 за 1 сент., №40 за 5 окт., №43 за 26 окт., №49 за 7 дек. и продолжается в номерах за 1989г.), в котором принимают участие и писатели, и читатели. Хотя речь идёт конкретно о литературе для малышей, некоторые проблемы выходят далеко за пределы указанной темы, касаясь общих для всей детской литературы забот.

Их накопилось немало, и они составляют ещё один сложный клубок "перестроечных" вопросов, так как напрямую связаны с воспитанием нового поколения, от которого во многом зависит решение задач, поставленных сегодня. А внимания детской литературе уделяется пока явно недостаточно, и это не может не волновать тех, кто так или иначе связан с детьми. И волнует. Но этого мало.

Литература для детей должна стать для всего общества та ким же приоритетным направлением, как перестройка всей систе мы народного образования и возрождение всей духовной культуры общества. Пока же приходится признать, что осознания важности задачи нет. Многих такое положение тревожит. Детский писатель Юрий Коваль пишет: "Меня поражает до глубины души, почему дет ская литература и её проблемы не интересуют общество с такой же силой , как другие вопросы сегодняшнего дня?!" (Коваль Ю. Праздник белого верблюда. // Лит.газ. 1988. 26 окт.)

Как мы далеки от совершенства, показывают такие данные: доля детской литературы в общей массе издаваемой ежегодно составляет 4-5%, что в 2-3 раза ниже, чем, к примеру, в Китае, в 4-5 раз - чем во Франции. Уступаем практически всем круп ным странам. Разбазариваем не только материальные ценности и сырьё, но и ценности духовные, необходимые для наших детей. А на Западе давно приглядываются к творчеству наших талант ливых писателей, особенно детских, уделяют им больше внимания, чем у нас, на родине, издают их тоже больше. Можно привести десятки и десятки примеров, начиная от чисто педагогической литературы (например, книги Никитиных) и кончая художественной (Ю.Коринец, В.Крапивин и др.).

Но, несмотря на все сложности, детская литература у нас существует, и перед ней во многих отношениях стоит та же задача переоценки ценностей, которая характерна для литературы в целом. В ней тоже надо избавляться от многих стереотипов и мифов; проблема серой литературы, конъюнктурщины остра и з десь. "Современных детских писателей нередко упрекают в том, что жизнь их героев рисуется беспроблемной, противоречия сглажены, детская психология недостаточно учтена, произведения не рассчитаны на способности ребёнка к восприятию абстракций, символов, переносных значений и т.п." ( Бутенко И. (выступ. в "Круглом столе") // Лит.газ. 1988. 7дек ) Ещё катего ричней поэт Конст.Скворцов: "Я считаю, две третьи изданных прежде книг сегодня не годятся, ибо были созданы по изначаль но ложным указаниям и инструкциям, не всегда существующим на бумаге, но витающим в воздухе". ( Там же. - В данной работе, в частности, показывается и то, что многие произведения В.Крапивина не относятся к числу тех, о которых с горечью говорят Конст.Скворцов, Л.Бутенко, другие писатели, а также читатели, хотя главное вни мание мы сосредоточим на анализе трилогии "Мальчик со шпагой". ) Плохая литература для детей либо отталкивает их, либо воспитывает временщиков, людей, жи вущих одним днём и только для себя. У детской литературы больше ответственности перед читателями, чем у взрослой. В зрослый человек может не принять прочитанного, а ребёнку труднее разобраться, что есть что. Поэтому и писать для них "надо так, как будто пишешь для маленького Пушкина". Ориен тироваться на вечность.

"Нынешняя детская литература должна ответить на вопрос: "Во что верить? Как оправдать нам пап и мам, взрослых, которые довели страну до того состояния, в котором она находится?" Беспокоит и то, что исчезли уважение и любовь к труду - естественному состоянию человека. Молчит об этом и наша дет ская литература. А ведь если вера - важнейшее духовное начало, то труд - материальное. И на этих двух ногах стоит чело век, даже маленький. Мы воспитываем на жестокой правде пер вое поколение и не знаем ещё, чем это обернётся" ( Коваль Ю. Праздник белого верблюда. //Лит. газ. 1988.26 окт. 2.Скворцов К. (выст.на"Кругл.столе").//Лит.гаэ. 1988.7 дек.).

Хотя мысль Конст.Скворцова полемически заострена, она в целом верно оценивает ситуацию. Наше время действительно за ставляет привычное видеть иначе. Не так уж и давно на произведения В.Крапивина учителя и деятели от народного образова ния и педагогической науки смотрели настороженно или выража ли явное неприятие. И это в то время, когда часть учащихся совершенно отвыкла от всякого чтения, несмотря на возраста ющие, но, видимо, необязательные требования к ним, а часть взахлёб читала Крапивина. Сегодня же оказывается, что характеры подростков, изображаемых нашим писателем, как раз и со ответствуют новым путям развития. Потому что В.Крапивин из давна убеждён в том, что бороться за человека лучше всего и вернее всего с детства, чем потом переделывать искалеченные судьбы, что в тысячу раз труднее. А в 70-е годы, когда писал ся "Мальчик со шпагой", деформации в общественном сознании всё глубже проникали в систему воспитания. Школа превратилась в казарму. Дети, ради которых существовали школы, лагеря и т.п., оказались на заднем плане - после процентов, вала, "показухи". В жизни детей и взрослых утверждалась двойная мораль, двойственное поведение. Взрослыми это переживалось относительно легко, зато детей, детские души калечило основательно.

Против такого положения вещей и боролся В.Крапивин и в жизни, и всем своим творчеством, насколько это тогда было возможно.

"В.Крапивин - один из тех, кто пишет только о детях и для детей"- говорилось о нём в 1975 году ( Кузин Н. Между жизнью и сказкой.//На смену! 1975. 9 окт. ). Но книги его адресованы и взрослым, что, пожалуй, мало учитывается критикой. Поэ тому писателю приходится специально указывать на эту характе рную черту своих книг. Прежде всего они о воспитании детей взрослыми и о самовоспитании детей.

В том же 1975 году И.Мотяшов заметил, что такие книги "спорят с устаревшими методами воспитания и отжившими догма ми, и сами при этом могут рассматриваться детьми и взрослыми как практические руководства по воспитанию, как учебники но вой педагогики" ( Мотяшов И. Верность большому искусству .//Дет. лит. 1975. №8. ). А ещё раньше, оценивая повесть "Оруженосец Кашка", С.Баруздин, в сущности, подчёркивает то же: "...о се годняшней ребячьей жизни со всеми её радостями, хлопотами и заботами, о взрослых тётях и дядях, которые не всегда пони мают, что воспитывать новое поколение советских людей надо с малолетства и без демагогии, и не с помощью специальных…

 

( продолжение готовится к публикации - прим. ред.)

 

Свою задачу В.Крапивин, как писатель, сформулировал ясно: через правдивое отражение действительности дать свою собственную модель ("каким вижу"), свою концепцию подростка, с прицелом на будущее ("хотел бы видеть"), в чем, в частности, заключен преобразовательный момент.

На наш взгляд, в трилогии "Мальчик со шпагой" писатель закладывает краеугольные камни своей концепции, последовательно и целостно охватывает многие ее стороны. Хотя, думается, главное произведение В.Крапивина - в смысле целостного художественного отображения своей концепции современного подростка - еще впереди, так появится потребность вернуться и досказать то, что нельзя было говорить в недавнем прошлом.

 

Глава 1. В. Крапивин и традиции детской литературы

1. Критика о традициях в творчестве В. Крапивина

Представляет несомненный интерес сказанное критиками о традициях в творчестве В.Крапивина. И.Мотяшов (1965г.) романтику В.Крапивина видит в традициях, идущих еще от Гофмана, Метерлинка, Грина, Пришвина. Мы это не будем оспаривать, но выделим из этого ряда лишь А.Грина, как наиболее характерного для книг В.Крапивина, и добавим интонации К.Паустовского, четко просматриваемые в характере повествования уральского писателя. Чуть позже (Л.Белая - 1966г) заговорили о гайдаровских традициях его книг. А позднее (в 1967г) "открыли" макаренковские традиции, о чем более подробно сказано у Г.Краснова (1970г) и В.Рогачева (1978г). В связи с темой борьбы, присущей крапивинским повестям, Р.Гольдштейн (1972г) возводит эту линию, через В.Катаева, к Лермонтову. Л.Белая (1981г) в герое трилогии "Мальчик со шпагой" видит, с подсказки автора, нечто донкихотское. Но здесь мы будем осторожнее, так как с таким же успехом можно "приклеить" и "безумство храбрых" Горького, как Н.Кузин (1971г), к примеру, говоря о мечте-чудинке крапивинских героев, чисто ассоциативно отсылает нас к В.Шукшину. Все это лишний раз подтверждает существование некой целостной литературной реальности, которая питает творчество писателей и через которую можно устроить перекличку отдельных черт и мотивов в творчестве разных писателей, как современников, так и различных направлений и периодов прошлого.

В существующем критическом материале о В.Крапивине предлагаются схемы, освещающие ту или иную сторону его творчества, но не охватывающие в целом все творческое своеобразие и разнообразие писателя, каждая повесть которого, по словам В.Лукьянина (1982г), "художественный эксперимент".

Наш взгляд на писательское своеобразие В.Крапивина основывается не только на литературных традициях, но на его жизнедеятельности в целом. Истоки его находятся в детстве писателя. Он рос в семье педагога, мечтал о мореходке, не менее сильной была и тяга к сочинительству, литературе. Отсюда соответствующее воспитание и самовоспитание, склонности, способности, мечты. Затем журналистское образование, работа по специальности, начало литературной деятельности, а заодно жгучий интерес к детям, их проблемам. Впрочем, это уже направление его литературной деятельности, с самого начала. И с самого начала о нем следует говорить как о писателе, с одной стороны, и о педагоге, о вожатом подростков, с другой.

Как воспитатель, стоящий во главе детского коллектива, В.Крапивин следует в русле прогрессивной гуманистической педагогики. Его клуб "Каравелла" рос и креп в 60-е годы, во времена известного "коммунарского движения 60-х годов". Так и писалось: у Януша Корчака есть Дом сирот, у Гайдара - тимуровская команда, у Сухомлинского - Павлышская школа, а у Крапивина - "Каравелла". В ряде статей В.Крапивин непременно фигурирует как писатель-педагог. Или он "старший брат" со своей "педагогикой братства" (Шакшина Е. 1980г), или еще категоричнее: В.Крапивин построил "Каравеллу", а "Каравелла" построила его - отряд сделал его педагогом и писателем (Михалев С. 1980г). Недаром его иногда упрекают в том, что "педагог-проповедник вытесняет художника" (Щеголев Н. 1965г). Одним словом, если литература в целом выполняет воспитательную функцию, то у В.Крапивина, как в свое время у Макаренко, это одна из основополагающих сторон творчества, опирающегося и на практику, и на традиции, которые мы здесь условно называем макаренковскими, хотя имеем в виду не одного А.С.Макаренко. Можно даже в известном смысле сказать, что В.Крапивин творит свою "педагогическую поэму" (Белая Л., 1981г).

Вместе с тем с самого начала и по сей день, к какому бы жанру не обратился, у нашего писателя везде настойчиво звучит гриновская интонация. Видимо, это связано и с особым его взглядом на мир, вынесенным еще с детства и не растерянным в пути. А может, сказывается и нечто вроде ностальгии по несбывшемуся, нереализованному (мечталось же о мореходке, экзотике далеких стран и морских просторов!). О традициях А.Грина в творчестве уральца стали начали писать И.Мотяшов (1965г), Е.Спехов (1970г), Н.Кузин (1971г).

Нет смысла оспаривать и гайдаровские традиции в его творчестве, так как А.Гайдар заложил подходы и основы для большого направления в литературе для детей и о детях. И уральский писатель не единственный, кто обращался и обращается к гайдаровскому наследию. А.Гайдар настолько широко охвачен проблематикой этой литературы, что о нем надо говорить и как о писателе-педагоге, и как о писателе-романтике, и как о реалисте. Это иной раз ведет к тому, что, начиная разговор о традициях в творчестве того или иного писателя, возводят их исключительно к А.Гайдару. Не избежали этого и некоторые критики и рецензенты произведений В.Крапивина.

Таким образом, творчество В.Крапивина не может быть замкнуто на какой-то одной связи с предшествующим литературным опытом. Он синтезирует традиции, идущие от того или иного писателя, в особом, крапивинском своеобразии его произведений, дает новаторский сплав этих традиций в приложении к современному материалу…

 

2. Гайдаровские традиции…

… В.Крапивин нигде не подражает Гайдару, все свое, выстраданное. Но у него искреннее уважение и любовь к Гайдару, отличное знание его творчества. Он идет вслед за Гайдаром, продолжает его путь, что дружно отмечается всеми критиками и читателями. Разумеется, не в том это видится, что есть сходства в ситуациях: Димка и всадник, спасающий его от бандита в "Р.В.С." - у Гайдара, да Сережа Каховский и студенты-кавалеристы во "Всадниках со станции Роса" - у Крапивина; или щенок на ст.Роса - у Крапивина, гайдаровская интонация повествования о нем, как в "Голубой чашке" и т.п. Такое сопоставление слишком несерьезно.

У В.Крапивина на первом плане человечность, доброта и подлинная гражданственность, искреннее уважение к мальчишкам, помогающее сохранять детскую непосредственность и понимать ребячью психологию. Создание значительных положительных героев, соответствующих нашему времени, позволяющих ставить их в один ряд с гайдаровскими… В.Крапивин непримиримо страстно выступает против социально-классовых болезней 70-80-х годов: авторитарного бюрократизма, администрирования во всех сферах жизни, омещанивания и "показушной" парадности… Он видит, как все это ранит, калечит детей с их обостренным чувством справедливости - сильнее, чем взрослых.

В связи с гайдаровскими традициями остановимся здесь на жизненной позиции писателя, на его позиции борца в наиболее близкой для него сфере жизни. Это, конечно же, мир детства, которому В.Крапивин посвятил практически всю свою жизнь и который он пронес через все годы, через все годы сохранил и пронес свой дар детства, детское мировидение, мечты детства. Посвятил жизнь в смысле работы: 1) для детей (создание художественных произведений); 2) с детьми среди детей в течение 27 лет существования клуба "Каравелла".

Это же судьба. Судьба барабанщика, по-гайдаровски, о чем страстно мечталось еще первокласснику Славе Крапивину. Поэтому в жизни он в первую очередь их воспитатель и защитник, а потом только писатель. Такова его гражданская позиция… В своем творчестве писатель твердо следует принципу: воспитывает то, что близко… воспитывает то, что вызывает уважение и восхищение… В годы, когда педагогический корпус и вездесущая "общественность" вкупе со СМИ извратили образ гайдаровского Тимура до плакатного пугала, отталкивающего своей ангельской стерильностью, в годы, когда все больше и больше становилось "квакиных", каждый из которых похлеще гайдаровского, В.Крапивин создавал свою концепцию подростка, творил "тимура" 70-х годов, во многом отличного от гайдаровского, но похожего в главном - человечном. Впоследствии сам писатель сформулировал свою позицию достаточно четко:

"По моему мнению, современному подростку не хватает некоего нравственного стержня, понятия о рыцарстве, мальчишеском благородстве… Ему не хватает твердости характера, убеждений, стремления к самостоятельности решений и поступков. Начиная с повести "Мальчик со шпагой", я хочу создать образ современного мальчишки таким, каким я его вижу, хотел бы видеть. Это не рыцарь без страха и упрека, он может и поплакать, и даже бояться чего-нибудь, но в критический момент он обнажит шпагу и сразится против несправедливости, подлости. Он поступит так из-за убеждений" (В.Крапивин. Впереди по курсу - будущее. 1982г).

Такое было тогда необычно и есть пока до сих пор необычно: не поэтому ли и В.Крапивин, и его произведения не так уж и редко воспринимаются людьми как "странности" - отклонение от бытующей и процветающей нормы, серой-пресерой. И они не утруждают себя мыслью, в какую сторону "отклонение" - в худшую или лучшую: для них одинаково плохо и то, и другое, хорошо - раствориться в массе. Такова психология многих в период всеобщей обезличенности. С таких вот позиций мерили своим аршином В.Крапивина и его книги. Он же творил с прицелом на будущее и сеял семена этого будущего в настоящем, несмотря ни на что…

"Поступок делает человека личностью в любом возрасте, - говорит В.Крапивин. - Если в тебе нет принципов, то и отстаивать нечего. Поступка ради поступка быть не может".

 

3. Макаренковские традиции

В последние годы много говорится о новой педагогике, о переводе на интенсивные и более гуманные рельсы всей системы образования. В связи с этим правомерно ставится вопрос и о педагогике настоящей, умной детской книги… В.Крапивин активно разоблачает ложнопедагогическую мораль, упрощенную догматику в воспитании. Говоря о макаренковских традициях, В.Рогачев, в частности, напоминает о новых принципах роста детских коллективов, многогранности отношений в детском коллективе, развернутых в книгах В.Крапивина, в особенности в "Мальчике со шпагой". Как в художественных произведениях Макаренко, у него тоже в книгах отразилась его собственная педагогическая деятельность. Его герои, как правило, члены коллектива, растут в коллективной игре ( а вернее - жизни, так как для детей игры - самая настоящая жизнь, полная событий, часто захватывающих весь горизонт их мировосприятия)….

Макаренко выводил в "Педагогической поэме" и "Флагах на башне" неприглядных "деятелей" соцвоса. Крапивин дает яркую картину болезней современной школы, "педагогов"… которым свойственны чинопочитание, грубость и хамство, распространение сплетен, неразборчивость в средствах, диктат в воспитании. Главное же, пожалуй, заключается в утверждении новых форм коллективизма, уходящих корнями в традиции педагогики А.С.Макаренко. В трилогии "Мальчик со шпагой" это оформлено концептуально, хотя частично в самых характерных чертах проводится и в других произведениях…

Словом, в основе крапивинской концепции современного подростка лежат личность и разновозрастный коллектив, взаимодействующие со средой. Подросток представлен образом С.Каховского, а модель разновозрастного коллектива - детским клубом "Эспада", в котором вожатым является взрослый энтузиаст…

Конечно, творчество В.Крапивина - это прежде всего искусство слова, прежде всего художественное отражение действительности, созидание своей собственной модели этой действительности. Поэтому оно не дает готовых рецептов воспитания, а учит думать, бороться, дружить, жить. Его главная тема - в этом аспекте - дружба и коллективизм. По словам Д.С.Лихачева, "литература - это учительство и ее миссия - просветительство, то, что изначально составляло ее сущность". На примере В.Крапивина видно, что его книги выполняют не просто просветительскую и воспитательную функции, а основываются на педагогическом (в лучшем смысле!) материале…

 

4. В.Крапивин и современная детская литература

…Основным отличием В.Крапивина от всех писателей, в той или иной мере близких ему, является, пожалуй, его гриновский романтизм, с одной стороны, и макаренковский педагогизм, с другой, хотя в целом он идет в русле гайдаровских традиций, как и другие. Надо здесь подчеркнуть, что именно макаренковский педагогизм повествования и выводит творчество В.Крапивина за пределы собственно детской литературы.

Оригинальный сплав этих трех направлений есть уже само по себе новаторство, позволяющее взглянуть на жизненный материал иначе, под другим углом зрения, и высветить все по-иному - по-новому. Писатель тонко чувствует потребности времени, видя в подростке человека завтрашнего дня. Все это позволяет ему хорошо сочетать реалистический психологический анализ с романтическим пафосом, художественную публицистичность с самой настоящей лирической поэзией в прозе. Видимо, поэтому В.Крапивин занимает в литературе особое место, какое, кроме него, пожалуй, никто еще не занимает. Трудно его занести в ту или иную группу ("обойму"). Единственное, к чему пришли, это то, что записали его по ведомству детской литературы. Но само по себе деление литературы по возрасту читателя - критерий не литературный, а скорее социально-психологический.

 

КНИГИ:

1. Брат, которому семь. Свердловск, 1963.
2. Оруженосец Кашка. Свердловск, 1966.
3. Такая была планета. Бегство рогатых викингов. Св.,1970.
4. Та сторона, где ветер. Летчик для особых поручений. Св., 1975.
5. Колыбельная для брата. Св.,1980.
6. Трое с площади карронад. Св.,1981.
7. Мальчик со шпагой. Св., 1981.
8. Журавленок и молнии. Св.,1983.
9. Алые перья стрел. Св.,1984.
10. Голубятня на желтой поляне.

И так далее. Библиография литературоведческих и литературно-критических статей по его творчеству насчитывает более 200 наименований к 1989 году.

(см. публикацию по творчеству В.Крапивина в эл.журнале "ЗОВУ РИТМ" 10-2007г. -)

Страниц: 1

Besucherzahler real russian women, who needs real men and real feelings
счетчик посещений
Яндекс.Метрика
Российский Институт Творческого Мастерства (РИТМ) Психология Рассылки РИТМ Русское языкознание
Практика РИТМ
Рассылки РИТМ
Психология
ЯзыкоЗнание
Библиотека РИТМ (CD)
Естествознание
Творчество
Практическая психология
Психология воспитания
Психология отношений
Культура здоровья
Психология людей новой цивилизации
XXI век и психология людей новой цивилизации
Властелин Времени: технология практической жизни
Назад в Будущее: восстановление утраченных способностей
Через язык - к истокам разумной жизни
Живой Русский Язык
Живая Русская Речь
Живая Русская Грамота
Культура Живой Речи
Смысловой Толковый Словарь
Словарь значений
Литература
Методика Родной Речи
Другие публикации по языку
ЗОВУ РИТМ, эл. журнал Пресс-центр "Золотые Врата Урала" (ЗоВУ) Мама, Папа, Дети... - Здоровая семья Каталог "Звезды Урала"
О журнале
Подписка
Архив (CD и сайт)
Анонсы и новости
Избранные публикации
Отзывы
От наших авторов
ЗОВУ РИТМ, электронный журнал
Золотые Врата Урала, газета
Карта успеха, альманах
Книги
Брошюры
Компакт-диски
Интернет (сайт)
Услуги Пресс-центра ЗоВУ
Дети и воспитание: древние традиции
Осознанное родительство
Природа женщины и материнства
Экология здорового младенца
Что может папа?
Благополучная семья
Что выбирает молодежь?
Детское творчество
Взрослое творчество
Здоровье
Наши современники
Интервью
Статьи о звездах
Для жизни, для души
Каталог-справочник известных земляков
Практика РИТМ Банк поздравлений Юмор Музыка-mp3

Фотоальбомы

Видео и клипы

Магазин (и книжная выставка)

Золотое Времечко (новости)

Толковый словарь русского языка

Важные темы
Психологический практикум
Ладный путь к своей природе
Русский язык: практикум

Психологическая консультация
Золотое кольцо праздников (о больших праздниках)
День рождения (именины)
Юбилей
Свадьба
Образцы, заготовки поздравлений
Поздравления в стихах
Частушки
Игры, шутки, розыгрыши
Цветы
Календарь всех праздников
Новые материалы о праздниках
Анекдоты
Перлы
Фотоприколы
Бестолковый словарь
Афоризмы
Неформат