Современное русское правописание - Живая Русская Грамота - Проекты - Золотые Врата Урала (ЗоВУ)

Живая Русская Грамота

- Проекты
Страниц: 1

 

Живая Русская Грамота

КРАТКИЙ ОЧЕРК ВВЕДЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЕ РУССКОЕ ПРАВОПИСАНИЕ

(по кн. "Живая Русская Грамота".)

 

О правописании сейчас говорят, основываясь преимущественно на недостоверных источниках или со слов тех, кто, не зная реальной истории Языка и Речи, просто выдает гипотезу, и вносят этим много неразберихи и путаницы. Поэтому и стало возможно попытки современных языковедов как-то упорядочить письменность и правила орфографии выдавать за «прогресс» в «развитии» языкознания.

На самом деле к правописанию (или, по современной терминологии, « орфографии ») следует подходить несколько иначе. С позиций естествознания и здравой логики, опираясь на реальную речевую практику человека.

 

Не формально (в отдельно взятом предмете, оторванном от целого), а реалистически . Как есть на самом деле. Как в жизни. В полноценном восприятии Человека в целостной его практике ориентирования в мире и применения.

 

Поэтому и ст о ит поначалу не обращать внимания на практически никчемные гипотезы «происхождения» языка, которые далеки от реальности и нисколько не помогают осознанному усвоению Живого Языка и Живой Речи. Они преимущественно «социологического» толка и не имеют почти никакого отношения к природе конкретного человека и природе Языка и Речи.

Отсюда и неведение у большей части современных людей по поводу того,

а) откуда и каким образом существует, бытует, и даже «бытийствует» (от Бытия) Живой Язык и,

б) в частности, когда и почему появляется у людей письменность и правила правописания .

В гармонично развитые периоды жизни человечества (или, как еще говорят, в Золотом веке) вообще не возникает вопроса «правописания», потому что отсутствует, заметьте, даже сама письменность. Им незачем было писать.

Для них отсутствие письменности было не признаком темноты и отсталости, как это пытается выдать современная наука, а наоборот, признаком совершенства: как говорится, умеющим летать тяжело и даже незачем ползать!

 

Обычно у современных людей, получающих в ходе своего очень ограниченного воспитания и обучения противоестественное представление как о Языке, так и Живой Речи, отсутствие письменности у развитого общества вызывает удивление. Потому что они как-то поверили, основываясь на современной недостаточной практике и невозможности сравнения разных эпох человечества, что « письменность » - это « факт прогресса » и, несомненно, « достижение ».

Фактически, если хотите, это все равно, что признать протезы важнее живых органов тела. Но именно так поступает сейчас современная технократическая цивилизация всех стран, которых она, цивилизация, коснулась, почти во всех сферах, и языкознание не является исключением.

Поэтому люди и не ведают, что письменность – это, в сравнении с непосредственной передачей Знания и Опыта, всего лишь искусственная технология и примитивное техническое средство.

На самом деле, совершенство Человека Разумного в нем самом, а не в технических средствах.

Поэтому мы и ориентируем на все здравое, живое и конкретное в самом Человеке Разумном во всей полноте его естества. Без всяких выдумок и искусственных привнесений.

 

В совершенном обществе передача Знания и происходит другими, более совершенными способами, чем известные сегодня письменные значки и символы. Современные люди о них почти ничего не знают потому, что они с детства повернуты лицом к этим вот знакам («знаковой системе») и ничего, кроме них, не видят. Полноценное Знание остается у них где-то за спиной, в невидимой сфере, не только недоступным, а просто-напросто невостребованным.

Поэтому люди сейчас как-то и подзабыли, что Знание передается непосредственно от Человека Человеку во всем объеме, и значит, вовсе не через устные или письменные лекции.

(Примечание: мы пока не будем касаться Древности, потому что у нас сейчас разговор о современном правописании. Почитайте дополнительные материалы на эту тему лучше в книгах РИТМ серии «Возрождение Человека» ).

Когда Знание передается вживую и непосредственно, никому никакие письменные значки не нужны!

Вот почему впервые вопрос о запечатлении Знания в символах и знаках ставится в минувшие эпохи только тогда, когда возникают неблагоприятные периоды. А соответственно, и трудности в обеспечении полноценной передачи и преемственности Знания и Опыта.

Даже начиная с момента возникновения проблемной ситуации, до создания из таких знаков «системы письменности» проходит еще довольно много времени.

Зато и письменность была создана мудрыми предками гораздо совершенней того, чем мы пользуемся сегодня (в виде осколков прежнего целостного знания, вслепую «развиваемых» в «знаковую систему» современными лингвистами). Потому что в Древности «знаки», «символы» брались не с потолка (т.е. не придумывались), а возникали на практике из «живых ключей» взаимодействия Человека с Природой…

Пока об этом тоже не будем говорить, чтобы не уйти в сторону от темы правописания.

 

А для начала здесь, на примере письменности, нужно запомнить «логику» применения любого протеза и любого технического средства:

Письменность утверждается тем прочнее и необходимее, чем больше у людей возникает проблем с передачей информации .

И тогда вам гораздо проще будет понимать и принимать здравую и реалистическую информацию о прошлом, если будете стоять на трезвой позиции всего лишь « гипотетичности » той истории, которую вам пришлось ранее изучать.

 

Далее надо сказать вот о каких моментах, чтобы уже не возникало более мешающих иллюзий о «прогрессе» в языкознании.

Во-первых, письменность всегда возникает как вторичное явление, после Живой Речи , и остается таковой, на вторых ролях, после устной речи, до сих пор.

Во-вторых, первые системы письменности (набор знаков и правила их применения), напоминаем, были просты и удобны в применении . Они еще достаточно долго оставались «ключами к Природе», пока люди не отворачивались от Природы в сторону искусственной «цивилизации». Не было в древних знаках никаких излишеств и недостатков по той причине, что они были рассчитаны древними мудрецами до мелочей, исходя из самой органической, естественной Природы Человека.

Первые правила письма тоже были ориентированы на живого Человека с гармонично раскрытым естественным пространством его непосредственного и живого восприятия и взаимодействия с миром. И, конечно же, не нуждались в полной формализации правописания (как это тщетно пытаются сделать сейчас), потому что даже сегодня еще понятно, что все-таки Человек – не робот и не компьютер !

Может быть, они, древние мудрецы, не предполагали, что люди на каком-то отрезке истории порвут даже осознанную связь со своим собственным организмом и его энергетикой?

Но, так или иначе, эту изначальную совершенную систему письменности следовало сохранять в целости и сохранности (только вот не сохранили, а наоборот, много утратили, потом стали изменять и «развивать» не туда).

Наконец, в-третьих, в ходе деградации общества и самих людей (что до сих пор еще не признается фактом и заслоняется мифом « научно-технического прогресса », отодвигающем на задний план актуальный вопрос о совершенстве самого человека ), в последующем происходило – по разным причинам, которые тоже не будем здесь рассматривать, - только утрата отдельных частей древней «письменности» и дальнейшее упрощение в интерпретации остающихся знаков. А заодно вольное и невольное запутывание.

 

Сами понимаете, если в изначально целом наборе перестает хватать тех или иных деталей, то их функции начинают отчасти замещаться оставшимися, а отчасти исчезать из обихода. В современном языкознании, между прочим, вовсе отсутствует вопрос о том, что атрофируется в природе человека вследствие непроизнесения необходимых, но потерянных звуков речи!

Так возникает двусмысленность, так теряются жизненно важные сведения об утраченных частях, и так появляются дублирование, повторы, многозначность и т.д.

И все труднее становится разобраться в том, а что же было вначале!? Вплоть до того, что его («начало») объявляют попросту несуществующим и заменяют небылицами возникновения речи из «непроизвольных животных звучаний» «обезьяноподобных» существ. Словом, вот так, по факту наличия некоторых деградировавших созданий в отдельных районах планеты, переворачивается вся изначально разумная Природа.

А если к тому же начинают выдвигать еще «гипотезы» и «развивать» то, что осталось, без непосредственной опоры на саму Природу Человека, то, сами понимаете, как далеко можно уйти в сторону, от нелепых фантазий до искусственных «теорий о языке».

Поэтому и растет на практике, несмотря на «неуклонное развитие» языкознания, количество пишущих с ошибками и количество орфографических ошибок на душу населения!

 

Чем ближе к современности, тем меньше остается реальных Знаний в понимании древних знаков. При этом каждый раз появляются их все более современные толкования и изменения!

Хотя в разных странах в последние тысячелетия и века предпринимались не раз попытки создания упорядоченных « Грамматик », даже они с течением времени искажались и упрощались.

А где-то с XVII - XVIII веков началось уже «научное» изменение письменного языка, начиная с того (разрушенного и жалкого) уровня, на каком оно к тому времени сохранилось. И к письменному, как к более «научному» и «нормативному», нередко и все чаще пытаются подтянуть и устную речь. Чтобы люди говорили « литературно грамотно »!

Именно с этого времени и начинается разговор о языкознании, как науке . В качестве «науки» полезной, оно могло привиться только в той мере, если люди признают, что такая наука нужна. Вот почему с самого начала языкознание, уже оторванное от изначальных естественных истоков и от природы самого человека, не просто изучало устройство и назначение Языка и Речи, но, прежде всего, активно внедряло « научный порядок » и « научные методы ». В отношении русского языка такой «научный» подход отличался еще тем, что применялись «иноязычные» и формальные методы (якобы из «просвещенной Европы»).

Поэтому и начали формализовать (как бы делать « доступными и понятными ») под наиболее простую и примитивную логику («чтобы и дураку было понятно»!) все, что только можно было описать , чему можно было придать форму , обозначить через знак . При этом убиралось с пути все остальное, что не вписывалось в «науку». И, разумеется, исключительно в благих целях – « дабы просветить безграмотный народ » и « сделать доступным русский язык для любого иноземца ».

Так и сложились постепенно, стараниями уже известных по нынешним учебникам ученых, современные представления о правописании (т.е. « орфографии »).

Каковы они, эти представления, думается, и не стоит повторять. Они легко доступны для чтения во всех современных справочниках по русскому языку.

 

Самые современные описания правописания (или, по-современному, « орфографии ») основываются на данных языкознания, выработанных в течение ХХ столетия. Но ведь они «привычны» только для нас, потому что мы сами с этим знакомы еще со школьной скамьи и ничего другого просто не видели.

Даже вся русская классика XVIII - XIX веков заботливыми «советскими филологами» старательно переписана для нас под современную, тоже ставшей «советской», орфографию, т.к. самая существенная реформа правописания пришлась как раз к началу советской эпохи, на 1917 год. Поэтому Пушкина и Гоголя, Лермонтова и Достоевского, в том числе и Льва Толстого и Александра Блока, мы читаем уже в «советской орфографии» по сей день.

Практически все педагоги, выросшие на «новой» орфографии, и сегодняшние учебники умалчивают о том, шагом в какую сторону явилась языковая реформа 1917 года , - чем оно стало, в сравнении с предшествующим состоянием: «взлетом» или «падением». Только сами реформаторы и их последователи подавали это как существенный прогресс! Поэтому нужно обратиться к свидетельствам современников реформы, чтобы увидеть, что наделали очередные народолюбивые «просветители».

Наиболее передовые мыслители, современники реформы, новый порядок не восприняли. И вовсе не потому, что они были закостеневшими «консерваторами и ретроградами». Видимо, только безграмотным было все равно, чему учиться. А удобно стало лишь тем, кто, толком еще не усвоив богатое наследие Родной Речи, понес какой-то упрощенный «ликбез» в массы, дабы заслужить лавры очередных «просветителей». Может быть, они просто не понимали, что делали. Но культурные люди, которых не стали слушать, понимали хорошо. Из множества свидетельств в данном случае приведем только одно характерное высказывание по поводу той реформы, от ученого философа и образованнейшего человека своего времени:

«… Что же касается Академии Наук, то новая орфография была выдумана теми её членами, которые, не чувствуя художественности и смысловой органичности языка, предавались формальной филологии. ...Произвольное ломание правила - вредно и противоречит всякому воспитанию; оно сеет анархию и развращает; оно подрывает самый процесс регулирования, совершенствования, самую волю к строю, порядку и смыслу... Ученые академики поспешили... на помощь лентяям: прервали всенародную творческую борьбу за русский язык, отреклись от её вековых успехов и завоеваний и революционно снизили уровень русской литературы. Этим они попрали и смысловую, и художественную, и органическую природу языка » ( Иван Ильин. О русском правописании ).

Наряду с И.Ильиным, негативно оценивали возможность реформирования и «упрощения» русской орфографии еще Л.Толстой, А.Блок, В.Иванов, И.Шмелев и многие другие известные деятели культуры того периода.

 

В общем, такая вот «общественная экспертиза» осуществлена теми, у которых была возможность сравнения на практике, а не по книжкам. Они выдали «заключение», что в результате реформы произошло дальнейшее «падение», «упадок» в познании Языка и владении Речью.

Люди еще дальше ушли в сторону от себя, от естественного Человека, ушли в какие-то формальные абстракции.

Впрочем, извините, никто еще и не говорил, что уже началось «возрождение» Человека Разумного и «взлет» наук!

Каждый это возрождение начинает только самостоятельно и только для себя. По мере практической надобности.

Пока что многие люди продолжают активно учить самое простое и запутанное правописание (из всех бывших) и, как следствие, становятся более безграмотными, в сравнении с предшественниками. Но зато амбициозными и самоуверенными (наверное, потому что они считают, что у них есть то, чего не было у предков, - « прогресс »!).

Ведь знающие скромны, беззастенчиво только невежество.

Например, Сократ, после многолетнего познания реальности, так и сказал: « Я знаю, что я ничего не знаю ». Оценивая же познания окружающих, затем добавил: « А другие и этого не знают »!

Даже компьютеры и всякая другая техника не помогают забывшим себя, свою Природу, стать грамотнее. А может быть, только способствует невежеству, заслоняя реальные проблемы иллюзиями их решения.

Обратите внимание на такой факт. В современных учебниках еще говорят о « художественности » языка, но уже практически не встречается мыслей о « смысловой » и « органической » Природе Языка (из того, что упомянуто И.Ильиным и еще было понятно в начале ХХ века).

 

Нельзя сказать, что в XIX и начале ХХ веков хорошо владели СМЫСЛОВОЙ и ОРГАНИЧЕСКОЙ Природой Языка, но, по крайней мере, об этом тогда еще помнили, и к этому стремилась наиболее культурная часть общества.

На сегодня же мы в действительности имеем лишь чересчур формализованную орфографию. И даже не просто формализованную, а еще и оторванную от « смысловой и органической природы языка ».

О смысле и органике языка сейчас не говорят.

Зато придумывают сложно усваиваемые правила орфографии, базирующейся на частичном знании об устройстве Языка и Речи, переполненном искусственными комментариями и искусственными решениями языковых проблем, в том числе и в области правописания .

 

Итак, в качестве предварительного итога, нужно сказать, что современное языкознание в своих рекомендациях и описаниях:

Во-первых, довольно часто далеко отходит от естественного строя Живого Языка и Живой Речи,

Во-вторых, базируется не на естественном строе Живого Языка и Живой Речи, а большей частью на искусственных теориях и гипотезах, не имеющих отношения к Природе, в т.ч. к Природе Человека Разумного,

В-третьих, как следствие всего перечисленного, нисколько не бережет живые языковые корни и увлекается формами и искусственными структурами, тем самым упрощая содержание.

В-четвертых, имеет дело лишь с тем языком, который претерпел за многие предыдущие столетия значительные разрушения и понес огромные потери, в том числе и в правописании.

В-пятых, современное языкознание игнорирует тот факт, что создать простую и удобную систему правописания нельзя без опоры на Живую Речь и развитую мыслительную деятельность естественного, дружного с Природой Человека Разумного .

 

И еще.

В современном правописании принято считать, что в основе русской орфографии лежит морфологический (или морфемный) принцип, заключающийся в требовании одинакового написания морфем (корней, приставок и т.д.). Независимо от произношения. Тут же говорится и о том, что морфологический принцип в общих чертах совпадает с фонематическим (когда звук проверяется сильной позицией в произношении).

Упоминаются еще и другие принципы орфографии, типа: традиционного (исторически закрепленное написание), фонетического (когда написание передает звучание), дифференцирующего (когда похожие звучания имеют разные значения и пишутся по-разному) и т.д.

 

Но нет и не было при этом в современном правописании «научно» описанного СМЫСЛОВОГО и ОРГАНИЧЕСКОГО принципа русской орфографии!

Наоборот, в процессе формализации языковых данных, повторимся, старались убирать все «неудобные факты» и максимально заменить их искусственными интерпретациями. Либо из идеологических соображений, либо с целью «оставаться в логике научной парадигмы понятий».

Думается, даже из этого теперь понятно, что с 1917 года сделан, повторимся, еще один шаг «в сторону и вниз» от живых корней Языка и Речи. В сторону неживых, искусственных форм.

 

И, как следствие и факт, вот почему нет сейчас в литературе и современной культуре фигур масштаба А.Пушкина и Л.Толстого. Просто потому, что имеющаяся «научно обоснованная» грамота, вкупе с социальными причинами, отнюдь не способствует раскрытию талантов личности, а делает людей весьма поверхностными и формалистическими в понимании жизни и практике жизни.

Поэтому всех последующих писателей и других деятелей культуры пришлось назвать « работающими новым методом отображения действительности », сначала « методом соцреализма », а потом и другими еще более невразумительными методами «отражения действительности», дабы объяснить и оправдать низкий уровень и отсутствие новых «Пушкиных».

Так и идет, шатко и валко, пока одни «умники» не договорились до того, что « языком Пушкина сегодня в космос не слетаешь ». Другие же в это время устремляются, в поиске выхода или решения, даже не разобравшись в том, что имеется, ко всяким «мертвым» языкам, чтобы ими пользоваться «для жизни» или, быть может, даже « воскресить » эти «древности» и «мертвые языки».

Наверное, вовсе не потому, что современный язык как-то живее тех, а даже, в каком-то смысле, наоборот. Язык является живым отнюдь не потому, что на нем говорят (выучить и поговорить можно даже на мертвых языках)!

И, наверное, еще и поэтому техника у людей пока все еще «совершенствуется», а сам человек у них тем временем еще больше деградирует. Потому что к нему относятся как к вещи и техническому средству.

Но при этом вся их «прогрессивная фразеология» - это всего лишь слова, а факт остается фактом. Литература XIX века, даже переписанная согласно «советской орфографии», остается для современных писателей и читателей недосягаемым образцом.

Потому что прежде люди все-таки были ближе к Живому Языку и Живой Речи, чем сегодня.

 

Есть примечательные мнения о современной русской орфографии и в научной среде. Например:

«В настоящее время теория русского правописания существует преимущественно как прикладная дисциплина, в которой технология явно преобладает над идеологией. В ней развивается модель орфографии, в которой система правописания предстает только как рукотворный феномен, подлежащий улучшению, но не «естественно-научному» изучению, на основе которого и следовало бы создавать орфографические нормы и улучшать их… Вряд ли можно назвать особенно эффективной действующую сейчас в школе методику обучения... орфографии. Мы имеем в виду методику, основанную на «правилах»... Методика не использует громадный резерв языкового чувства (и его части - орфографической интуиции ), способных обеспечить достаточную для обыденной коммуникации степень орфографической грамотности…» (Голев Н.Д. Русская орфография как «вещь в себе»).

 

А вот еще одно важное замечание:

« Всякое правописание, - т. е. зрительное осуществление языка, - можно изучать идеографически, ибо история языка (и письменного, и устного) - это история «затирания», рассеяния первичных смыслов, история «занашивания» как отдельных корней, так и целых фраз (ср. т.н. фразеологизмы ), - поэтому, чем старше язык, тем больше его инерционность, его смысловая неэффективность, - и тем менее у его носителей естественных, самопобудительных причин относиться к языку сознательно, интеллектуально; язык, т.о., в известном смысле превращается в «инстинкт»... Оттого-то и надежное, сознательное обучение языку - это прежде всего «смысловой анализ» грамматических и лексических форм, осуществляемый, во-первых, исходя из логического взаимосвязывания фактов современного языка при их разъяснении учащимся (эта своеобразная «лингвистическая арифметика» должна стать задачей начальной и средней школы), и, во-вторых, исходя из подробной истории языка, его эволюции, его отношения к психологии, к социуму, и т.д. (задача высшей школы)…» ( Кучеров И. Русское правописание и его реформирование )

 

Тогда возникают и вопросы!

Может быть, провести еще одну реформу по упрощению орфографии до самого примитивного уровня (так сказать, с опережением, раз все равно, по расчетам современных лингвистов, становится все проще и проще) с прицелом на, быть может, олигофренов!? А что мелочиться-то!

Или наоборот, вернуть в дореволюционное (до 1917 года) состояние, во время, по которому до сих пор ностальгирует немалое число культурных людей. Представляете, как много запутанных вещей легко станет различать и устранять на языке, которым владели люди той эпохи, от Л.Толстого до А.Пушкина! Вот только отдельные моменты:

«…Отмена «ятей» смешала многие до того на письме различавшиеся слова, содержавшие «е» или «ё», и сделала менее очевидным происхождение многих слов. Например, пары слов «вещь» и «вещий», «поведение» и «поведать», «заметать» и «заметка», «вернуть» и «верность» не являются однокоренными, что легко видеть в старом правописании по наличию буквы «ять» (во втором слове каждой пары), но неочевидно в современной орфографии. Неоднозначности в парах слов «все» - «всё», «са'мого» - «самого'», «осел» - «осёл», «чем» - «чём» и др. разрешались на письме в старой орфографии, облегчая чтение…»

 

Но с точки зрения СМЫСЛОВ усиление внимания к письменности начинало уже тогда разделять, дробить единый изначальный смысл на разные, как бы «независимые» слова.

Например, согласно дореволюционной орфографии, « весть » (весточка), « вести » (ведет) и « весталка » (якобы от латинского) - это три разных корня! А на самом деле у них изначально единое смысловое происхождение в древней Живой Речи.

Вот почему поверхностные реформы и орфографические игры в науку сейчас ничего не решают.

Современная ситуация как раз уникальна тем, что ни дальнейшее упрощение (очередное реформирование), ни возврат в XIX век или еще более раннюю эпоху в языке существующую проблему не решают.

Сейчас не время «косметического ремонта». Сейчас время качественного перехода как бы в другое измерение – СМЫСЛОВОЕ!

Поэтому и не будем занимать время на критику современной орфографии, благодаря которой число пишущих с ошибками продолжает расти , что уже само по себе является красноречивым фактом ее неполноценной «жизненности».

Современная практика показывает, что действующая система орфографии сделала живой строй Языка и Речи оторванной от самого Человека, его обыденной жизни.

Грамотность сегодня стала не востребованной не потому, что вообще не нужна. Грамота, она востребована всегда, даже в периоды деградации людей и общества.

Просто-напросто не нужна стала для жизни и практики « такая » вот грамота, какою она сегодня предстает, благодаря «современным научным методам», весьма далеким от живой действительности. Поэтому от нее теперь люди и отбрыкиваются всяко, несмотря на обязательное школьное обучение. Потому что такая, извините, «филькина» грамота не способствует ни конкурентоспособности, ни выживаемости современного человека в быстро меняющихся условиях современной действительности.

 

Сдали какой-нибудь экзамен и благополучно забыли, чтобы и дальше писать с ошибками!

Современные языковеды говорят, что « язык, подобно всякому живому организму, изменяется и растет ». И на этом основании присваивают себе право «изменять» Язык. Вместо познания прежде его глубины, смысла и предназначения .

Беда современных людей как раз в том, что их мышление и практика стали не познающими Природу, а узко прикладными, когда только меняют и приспосабливают под текущие нужды, НЕ познавая смысла и предназначения предметов и явлений Природы. И, в итоге, получается только хуже для Человека…

 

Теперь о настоящем и живом.

Живая Речь является как бы даже неотъемлемым естественным органом живого Человека. Органом взаимодействия с Природой, со всей живностью и другими людьми. Живую Речь нельзя «развивать», как нельзя развивать и другие органы человеческого тела, человеческого организма. Они от Природы совершенны. Их нужно беречь! Ими нужно лишь уметь в совершенстве пользоваться.

Следовательно, в настоящее время каждому здравомыслящему необходимо только как можно ближе возвращаться к естественному строю Живого Языка и Живой Речи. Потому что без этого мыслительные способности будут ограничены, а практическая деятельность в мире будет дезориентированной. А заодно будет ухудшаться и здоровье, как изменяется состояние организма человека, у которого заболевает какой-либо орган.

Бережное отношение к Живому Языку и Живой Речи равносильно заботе о здоровье тела и мысли. Увлечение же только формами и искусственными структурами, постоянное привнесение в свою Речь чего-то «новенького» - это то же самое, что членовредительство и экспериментирование искусственными органами, в ущерб естественному устройству целостного человеческого организма.

 

Отсюда мы логично и здраво подойдем к следующей необходимости и целесообразности.

Наступила пора в необходимости и целесообразности нового подхода к правописанию. И этот подход - СМЫСЛОВОЙ ПРИНЦИП РУССКОГО ПРАВОПИСАНИЯ, как его ведущий принцип.

Зачем это нужно?

Здравомыслящему Человеку это очень даже нужно для разумной организации своей жизни! Для осмысленной!

 

Во-первых, смысловой принцип русского правописания необходим для того, чтобы вернуть СМЫСЛ в русское правописание . Если в нем нет смысла, а есть только абстрактные орфографические правила (вместо которых могут быть и другие), регулирующие то, что нужно писать так, а не иначе, то зачем они - и правила, и вся такая орфография?

А вот когда есть понимание, что правописание не только учит писать правильно, грамотно, а заодно еще показывает смысл написанного, то возникает и практическая целесообразность. Ведь всякий смысл не ограничивается написанием и неизбежно связывает написанное со многими жизненными явлениями как среди людей, так и в Природе.

Вот когда каждое правило правописания будет связываться с целесообразностью и необходимыми практическими навыками. А заодно, по мере освоения богатства смыслов, будет происходить расширение сознания, погружение в глубинное содержание Живой Речи, в символику и реальность первозданного Живого Языка.

Надо вернуть Человеку чувство естественной осмысленности – сначала в его Речи, а потом и в Жизни! Или даже одновременно.

 

Во-вторых, смысловой принцип русского правописания необходим для того, чтобы вернуть ДИНАМИКУ, ЖИЗНЕННОСТЬ (живые токи, энергетику) в русское правописание .

Живую Речь нельзя почувствовать, пока в организме застой, пока нет должного для здорового человека движения сил, токов, энергий. Они должны течь, двигаться не как попало, а осмысленно, в соответствии с природным предназначением и природными законами энергетики человеческого организма. Живая Речь правильно и осознанно строится только с учетом этого естественного явления.

В этом случае и правила правописания будут приниматься не любые, а только естественные, по смыслу и жизненности. И станут лишними как формальные правила, так и необходимость регламентирования.

В этом случае можно будет сказать и о самом Человеке, что он живет как пишет и пишет как живет! Только правильно! Как и надо здоровому Человеку!

Надо вернуть Человеку чувство естественной правильности – сначала в его Речи, а потом и в Жизни! Или даже одновременно.

 

В-третьих, смысловой принцип русского правописания необходим для того, чтобы вернуть ПРОСТРАНСТВО ЖИЗНИ, ОРГАНИКУ ЧЕЛОВЕКА в русское правописание .

Вернуть Человеку его естественное Пространство восприятия и взаимодействия с Природой, чувствование естественного хода вещей в Природе. Вместо искусственно формируемого современного мировоззрения, включая и искусственно усваиваемую искаженную современную орфографию.

Надо вернуть Человеку чувство естественной ориентации в Пространстве – как в его Речи, так и в Жизни целом! Или даже одновременно.

 

Все остальные принципы современного русского правописания, как преимущественно формальные, могут быть только вторичными, подчиненными смысловому принципу и содержанию, в т.ч. и те, которые практикуются в орфографии сегодня.

 

Теперь О ЦЕЛЯХ практического усвоения смыслового принципа русского правописания.

 

Первая цель усвоения смыслового принципа русского правописания заключается в достижении грамотного правописания , эффективного изучения и усвоения правописания, осознанного и конкретного (без формального заучивания наизусть и простой автоматизации навыков, равнозначных дрессировке. К тому же не все правила можно и автоматизировать, чаще все равно приходится думать, как же следует писать «правильно», т.е. в рамках официально принятого, «нормативного»). Даже одно только осмысление поможет понять хотя бы живой строй языка, хотя бы то, что все эти «значки» появились не случайно, по капризу каких-то «филологов», а по необходимости. Гораздо раньше разных там «лингвистов»!

 

Вторая цель усвоения смыслового принципа русского правописания заключается, помимо грамотного правописания, в развитии творческих способностей личности.

Обдуманное и осознанное правописание, во-первых, активизирует мыслительную деятельность, что совершенно необходимо для здравого состояния человеческого ума. Во-вторых, активизирует творческие процессы, пробуждает скрытые, потенциальные возможности личности.

 

Третья цель усвоения смыслового принципа русского правописания и осмысленного правописания заключается в стимуляции самопознания и самосовершенствования, в понимании связи грамотного правописания, грамотной Речи с организмом, окружающей Природой и жизненными возможностями Человека Разумного .

Таким образом, от обыденного русского правописания, шаг за шагом, через методологические основы Живого Русского Языка и Живой Русской Речи, возможно выйти на полноценное открытие и освоение в самом себе скрытых или еще не пробужденных резервных возможностей Человека Разумного.

 

А это в современных условиях делает личность сильным, увеличивает выживаемость человека, его конкурентоспособность, и, наконец, просто положительно повлияет на состояние его здоровья и жизненного тонуса, настроя на позитивное и здравое!

 

Далее весь материал будет излагаться уже в практическом ключе, без сложных обоснований, но на базе известных ранее материалов «Живого Русского Языка» и «Живой Русской Речи».

А еще - для облегчения работы по усвоению осмысленного русского правописания – мы будем придерживаться логики известной сегодня всем еще со школы системы правил орфографии в современном русском языке.

Команда ЗоВУ (РИТМ, Екатеринбург, - апрель, май 2009г .)

 

(из кн. ЖИВАЯ РУССКАЯ ГРАМОТА. Смысловой пинцип русского правописания. Екатеринбург, 2009г.)

 

ЗАКАЗАТЬ 3 брошюры серии «Живая Русская Грамота» или компакт-диск «Живая Русская Речь», на котором есть сверстанная, готовая к распечатке книга «Живая Русская Грамота» ЗДЕСЬ.

Страниц: 1

Рекомендуем

Besucherzahler real russian women, who needs real men and real feelings
счетчик посещений
Яндекс.Метрика
Российский Институт Творческого Мастерства (РИТМ) Психология Рассылки РИТМ Русское языкознание
Практика РИТМ
Рассылки РИТМ
Психология
ЯзыкоЗнание
Библиотека РИТМ (CD)
Естествознание
Творчество
Практическая психология
Психология воспитания
Психология отношений
Культура здоровья
Психология людей новой цивилизации
XXI век и психология людей новой цивилизации
Властелин Времени: технология практической жизни
Назад в Будущее: восстановление утраченных способностей
Через язык - к истокам разумной жизни
Живой Русский Язык
Живая Русская Речь
Живая Русская Грамота
Культура Живой Речи
Смысловой Толковый Словарь
Словарь значений
Литература
Методика Родной Речи
Другие публикации по языку
ЗОВУ РИТМ, эл. журнал Пресс-центр "Золотые Врата Урала" (ЗоВУ) Мама, Папа, Дети... - Здоровая семья Каталог "Звезды Урала"
О журнале
Подписка
Архив (CD и сайт)
Анонсы и новости
Избранные публикации
Отзывы
От наших авторов
ЗОВУ РИТМ, электронный журнал
Золотые Врата Урала, газета
Карта успеха, альманах
Книги
Брошюры
Компакт-диски
Интернет (сайт)
Услуги Пресс-центра ЗоВУ
Дети и воспитание: древние традиции
Осознанное родительство
Природа женщины и материнства
Экология здорового младенца
Что может папа?
Благополучная семья
Что выбирает молодежь?
Детское творчество
Взрослое творчество
Здоровье
Наши современники
Интервью
Статьи о звездах
Для жизни, для души
Каталог-справочник известных земляков
Практика РИТМ Банк поздравлений Юмор Музыка-mp3

Фотоальбомы

Видео и клипы

Магазин (и книжная выставка)

Золотое Времечко (новости)

Толковый словарь русского языка

Важные темы
Психологический практикум
Ладный путь к своей природе
Русский язык: практикум

Психологическая консультация
Золотое кольцо праздников (о больших праздниках)
День рождения (именины)
Юбилей
Свадьба
Образцы, заготовки поздравлений
Поздравления в стихах
Частушки
Игры, шутки, розыгрыши
Цветы
Календарь всех праздников
Новые материалы о праздниках
Анекдоты
Перлы
Фотоприколы
Бестолковый словарь
Афоризмы
Неформат